РАБОТА НАШИХ КОЛЛЕГ, СТАТЬИ, РЕПОРТАЖИ - ГКУ ЦСА имени Е.П.Глинки

Статья АиФ: Дружба спасла жизнь. Как студент узнал в бомже известного писателя

Петербуржец помог писателю-иностранцу, оказавшемуся на улице, найти родственников и вернуться домой.

Петербургский студент Александр Гущин познакомился на улице с бездомным, который нуждался в помощи. Молодой человек приносил бомжу еду и одежду и подолгу беседовал с мужчиной.

В ходе одного из разговоров выяснилось, что бездомный – знаменитый писатель и режиссер из Таджикистана, и его уже целый год разыскивают в родной стране. Когда деятель культуры приехал в Северную столицу, с ним случились несчастья, в результате которых он не смог вернуться домой самостоятельно и был вынужден жить на улице. В настоящее время писатель находится в таджикском городе Яване и работает над новой книгой. Возвращением к прежней жизни он обязан простому студенту из города на Неве. Своим примером Александр доказал: небольшое проявление доброты и понимания к окружающим могут спасти чью-то жизнь и сделать человека счастливым.

Знакомство с бездомным

Однажды в мае студент Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. Бонч-Бруевича Александр Гущин возвращался с тренировки домой. На улице шел дождь, и молодой человек спешил, чтобы поскорей обсохнуть и отогреться. Вдруг Александр заметил бездомного, который пытался укрыться от непогоды под деревом. Спрятаться под кроной не получалось, и мужчина был вынужден мокнуть под дождем. Александр признается: в тот момент он понял, что этому человеку зонт гораздо нужнее, чем ему самому, и отдал его бездомному. С тех пор студент неоднократно видел этого бомжа на улице, помогал бездомному и даже подружился с ним. «Когда на улице было холодно, и он замерзал, я подарил ему плед, – вспоминает молодой человек. – Я приносил ему продукты, сигареты, и мы общались». Когда уличный житель посетовал на боль в сердце, Гущин вызвал ему «скорую помощь». Медики забрали мужчину в больницу, но через несколько дней тот снова оказался на прежнем месте. Несмотря на свой статус, бездомный произвел на студента сильное впечатление и показался ему умным и интеллигентным человеком.

Оказался известным писателем

Как-то раз в ходе разговора бездомный поделился с Александром историей своей жизни. Он рассказал, что является писателем и режиссером из таджикского города Яван, и зовут его Мир Зафар - книги автора читают и в России.

Мир приехал в Северную столицу год назад, чтобы вдохновиться красотами города на Неве и создать новую книгу. Когда Зафар уже собирался уехать домой, на вокзале его обокрали, похитив все деньги и документы. От волнения у мужчины случился инсульт, в результате которого он частично потерял память и даже некоторое время не мог самостоятельно передвигаться.

Ставшему беспомощным в одночасье писателю ничего не оставалось, как жить на улице, питаясь подаянием. Видимо, память к нему начала возвращаться, когда Александр проявил сочувствие к бездомному. Студент решил помочь Зафару вернуться на родину и опубликовал объявление о нем в соцсетях. Посыпались многочисленные звонки. Оказалось, что бездомный не обманул его и в самом деле был пропавшим писателем и режиссером. В родной стране его уже целый год разыскивала семья. Со студентом связались сестра и сын уроженца Таджикистана, правда, приехать за Зафаром в Петербург они не смогли из-за отсутствия денег на билет. Позже Александру написал представитель посольства Таджикистана. Он подтвердил, что Мир Зафар – режиссер, писатель и консультант исторических фильмов, который родился в Таджикистане, долгое время жил в Якутии и является гражданином России. Посольство помогло Зафару в приобретении билета, и тот через год скитаний и лишений наконец-то вернулся домой.

Совсем другой Зафар

С тех пор студент больше не видел своего бездомного друга и не выходил с ним на связь: тот пребывает в шоковом состоянии от резкой перемены в жизни и пытается собраться с мыслями. Тем не менее, Александр уверен: у писателя все хорошо. «Посольство Таджикистана прислало мне письмо с фотографией Зафара, – говорит молодой человек. – На фото он совсем другой: чистый, гладко выбритый, в новой хорошей одежде». Как рассказали представители таджикского посольства, режиссер быстро привыкает к новой жизни. Он вспомнил, как работать за компьютером, и сейчас занят сочинением новой книги. В посольстве писателю помогли с деньгами и восстановлением документов. Если Зафар еще когда-нибудь приедет в Петербург, то теперь он уж точно не пропадет, ведь в Северной столице у него есть преданный друг - Александр Гущин.

Источник: АиФ

Статья АиФ: Без дома - не человек? Чем можно помочь опустившимся людям

Бродягу, ночевавшего в подъезде жилого дома на Щербаковской улице, чуть заживо не сжёг неизвестный. А на 3-й Фрунзенской улице бездомный поранил девушку, которую пытался ограбить. Конфликты с участием асоциальных личностей время от времени случаются.

«АиФ» выяснял, что делать, если встретился с ними в неподходящем месте.

Вместо «Скорой» - патруль!

Будний день, час пик. В поезде, бегущем по серой ветке, безмятежно спит пахучий товарищ. Все морщатся, отсаживаются, переходят в другие вагоны и... никто не сообщает через связь «пассажир - машинист» о существующей проблеме. Такие же вонючие «сони» с наступлением холодов оккупировали тамбуры между стеклянными дверями подземки. Реакция у всех входящих однозначная - обойти препятствие и ни слова не сказать сотруднику метрополитена или полиции. Скажете, это проявление доброты? Не уверена. Скорее жалость («а то беднягу в обезьянник отправят») или спешка. Именно по той же причине 99% прохожих отводят взгляд от бродяг, которые лежат на тротуаре

Явно в алкогольной отключке. И лишь единицы подойдут, вызовут «скорую помощь». Кстати, когда такого пациента привозят в больницу, чаще всего он пытается смотаться как можно быстрее, несмотря на обморожение и травмы.

Если вы действительно хотите сделать доброе дело, лучше звонить не в «скорую», а по телефонам 8 (495) 720-15-08 и 8 (499) 357-01-80 (они работают круглосуточно). За год на эти номера поступает примерно 5 тыс. звонков, то есть больше 10 звонков каждый день (!). Дело в том, что есть городской «Социальный патруль», который кормит бродяг, отправляет их в приюты, помогает восстановить документы, связаться с родными. (Пункты кормления и обогрева устраиваются на привокзальных площадях.) Но не все хотят получать помощь.

Центр для бомжей (ГКУ ЦСА имени Е.П.Глинки. - прим. учреждения)

В столице обитают как минимум 10 тыс. праздношатающихся товарищей, и половина из них бездомными не являются. Просто они не хотят ехать к родным, работать, платить за жильё. «С января по октябрь 2016 года на улицах было выявлено 12 946 бродяг, - говорит Павел Келлер, замруководителя столичного Департамента труда и соцзащиты населения. - Из них 14% - бывшие жители Москвы, 8% - Московской области, 61% - регионов страны, 17% - иностранные граждане. Бродяги в основном находятся в состоянии алкогольного опьянения и агрессивно настроены. По­этому нередко оказание помощи сопряжено с риском для жизни и здоровья работников социального патруля».

Даже ночевать бомжи предпочитают в подъездах, переходах, на вокзалах, хотя есть центры адаптации для бездомных на 1500 мест. Но там нужно мыться, а пить запрещено, да ещё психологи «пристают» с предложениями взять себя в руки. Только престарелые и серьёзно больные бродяги соглашаются отправиться на лечение в стационар, поселиться в интернате, восстановить паспорт, устроиться на работу. А подавляющее большинство, получив еду, одежду и ночлег в особо морозную ночь, чуть потеплеет, стремятся опять на улицу.


«Они очень настороженно относятся к любым предложениям, - считает Илья Кусков, руководитель направления помощи бездомным Синодального отдела по благотворительности, директор фонда «Помощник и покровитель». - Кто-то боится, что его продадут в рабство, кто-то много раз был предан. Поэтому волонтёры сначала кормят бездомных, а уж потом стараются их разговорить. Кстати, зимой очень не хватает тёплой одежды. Её можно привезти в «Ангар спасения» (в любой день с 10.00 до 18.00) во двор дома № 55 на ул. Николоямская».


Общественные организации, как и город, стараются обеспечить бродяг легальным доходом. Например, православная служба помощи «Милосердие» откроет в январе свой Центр трудоустройства. «Большинст­во бездомных - это люди трудоспособного возраста, многие из них остались на улице в Москве после того, как их обманул работодатель или они неудачно продали своё жильё, - объясняет Роман Скоросов, представитель службы «Милосердие». - Мы надеемся, что, если помочь им найти вакансию в родном регионе, где живут их близкие, они вернутся к нормальной жизни». Выходит, есть много способов снова стать человеком. С помощью города и волонтёров. Но есть ли желание?

Работа наших коллег: Кто возвращает бездомных к нормальной жизни - Статья АИФ

«Бомжи всегда смотрят вниз». Кто возвращает бездомных к нормальной жизни

Почему квартира и работа не поможет сделать из бомжа нормального человека и как это сделать с помощью 100 рублей – в материале «АиФ – Нижнее Поволжье».

Не приведёт ли экономическая обстановка к росту числа бездомных? Можно ли из маугли сделать человека, и как вернуть бомжу надежду?

На эти и другие вопросы ответил Олег Шарашкин, директор Кировского центра социальной помощи лицам без определённого места жительства.

Макаренко для бомжей

Наталия Гладкая, «АиФ-Волгоград»: – Олег Иванович, вам, как бывшему учителю, нелегко, наверное, работать с вашим контингентом?

Олег Шарашкин: – Наоборот, школьный опыт мне очень помог. Хотя я 14 лет отработал в школе и представить себе не мог, что у нас в стране будет много бездомных. Судите сами. Мы принимаем лиц, потерявших способность к самообслуживанию и передвижению. Часто это инвалиды с детства. Семью потеряли - и больше за ними некому ухаживать. Но бывает и по-другому. Например, есть у нас незрячий беженец. Он жил и работал у земляков, а как ослеп - выгнали. Куда ему деваться? Только к нам.

Ещё к нам попадают жертвы техногенных катастроф и пожаров. Хорошо, если погорельцев пустили к себе в дом родственники, а если таковых нет?


По своим психологическим качествам мужчины - это «собаки». Они «дрессировке» поддаются, и им утраченные навыки можно привить заново. А женщины - это «кошки». Если женщина попала в подвал, её сложно вернуть к человеческому образу жизни.


Направляют в центр и матерей-одиночек, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Как правило, это сироты. По выходу из детдома государство даёт им квартиры, но сирот «разводят» чёрные риэлторы, и остаются такие мамочки без жилья. Это в чистом виде Маугли! Не умеют стирать, готовить, гладить, делать покупки, оформлять в госучреждениях документы! Их везде надо водить за ручку, учить пользоваться бытовыми приборами. Некоторые из них начисто лишены материнского инстинкта. У неё ребёнок кричит, а она гулять! И, наконец, половину койко-мест у нас занимают лица без определённого места жительства. Слово «бомж» у нас запрещено. Мы называем их получателями услуг или клиентами. Кстати, с 1 июля у нас откроются дополнительно 50 мест для лиц, попавших в трудную жизненную ситуацию. Хочу попросить социальные, профсоюзные и трудовые организации направлять таких людей к нам на реабилитацию.

- Многие вас не поймут. Скажут, зачем государству тратить деньги на презренных?

- Но государство не может выбрасывать людей! На то оно и государство, чтобы поддержать соотечественника.

Кроме того, мы осуществляем профилактику распространения туберкулёза и кожвензаболеваний. Мы выявляем это сразу же при поступлении и отправляем новичков в специализированные диспансеры. Дальше мы подопечных документируем, психологически реабилитируем, социализируем, возрождаем навыки труда, обеспечиваем одеждой (уличную отправляют в дезкамеру, чтобы убить платяную вошь и прочую пакость. - Прим. авт.), стараемся трудоустроить.


Через наш центр прошли тысяч десять подопечных. И среди них - два кандидата наук. Один астроном, но это была откровенно спившаяся личность.


Некоторые постояльцы даже семьи заводят. Правда, пока только мужчины. По своим психологическим качествам мужчины - это «собаки». Они «дрессировке» поддаются, и им утраченные навыки можно привить заново. А женщины - это «кошки». Если женщина попала в подвал, её сложно вернуть к человеческому образу жизни.

И вот одного из подопечных мы устроили рабочим на дачу к одинокой женщине, директору. Всё официально - договор, зарплата. И вдруг через месяц он пишет заявление, что покидает наше учреждение, поскольку все его проблемы решены. Они стали жить вместе. И я спустя полгода его встретил: одет шикарно, плечи назад, смотрит вверх. Бомжи, кстати, всегда вниз смотрят.

- А вообще какие-то человеческие качества остаются?

- Когда человек приходит из подвала, у него остаются навыки первобытного выживания. Например, он может стать клептоманом. Зато там они становятся тонкими психологами. Мы вот с вами и сто рублей не выклянчим, а они - мастерски. А социальные навыки теряются полностью: становится пыткой бритьё, чистка зубов, сон на чистом белье.

Кандидат наук

- А опустившиеся интеллигенты к вам приходили?

- Через наш центр прошли тысяч десять подопечных. И среди них - два кандидата наук. Один астроном, но это была откровенно спившаяся личность. Хотя до уровня десятиклассника мы его подтянули…

Но второй был феномен! Дело было так. Заходит к нам старенький бомж и говорит: я кандидат наук, бывший директор техникума, почётный житель такого-то города, возьмите меня в учреждение. И достаёт из носового платка… ордена! Жена его рано умерла, остались сыновья, а он и сам не заметил, как дети стали наркоманами. «Бьют, - говорит, - они меня, отбирают пенсию. Да, квартира на меня оформлена, но я ж не выгоню детей, поэтому и ушел».

- А преступление в отношении самих скитальцев совершаются?

- Часто они сами провоцируют агрессивную молодёжь. Скинхеды или наркоманы нападают на них, избивают. Ведь на просто прохожего не каждый подонок решится напасть. А бомж - существо безобидное. Это как животное обидеть.

- О себе бомжи говорят как о животных - такое ощущение, что механизм эволюции пошёл обратно…

- Есть вера, надежда, любовь. Так вот. Любовь пропадает первой, потом - вера, а когда пропадает надежда - всё. Наступает безысходность.


Если дать бездомному квартиру, она тут же станет притоном. Работа его не удержит. Сначала его надо социально реабилитировать, чтобы он понял - он человек!


- Что нужно, чтобы бомж снова стал человеком: дать квартиру, работу или уважение?

- Если дать квартиру, она тут же станет притоном. Работа его не удержит. Сначала его надо социально реабилитировать, чтобы он понял - он человек! Надо ему доверить что-то, чтобы он в себя поверил. Я иногда оставляю сто рублей в кабинете и «случайно» выхожу. И если он, зная, что его никто не видит, эти деньги не возьмёт, значит, он возвращается к человеческому образу. Чехов говорил: интеллигентный человек это не тот, кто ведёт примерный образ жизни на виду у всех, а тот, кто не совершит дурной поступок, даже когда его никто не видит.

АИФ: Точка «антисоциального притяжения». Чем Комсомольская привлекает бездомных?

Пятница, 9 утра, тепло и солнечно. Комсомольская площадь, которую в народе называют Площадью трёх вокзалов.

Люди в дырявой одежде дремлют на ступеньках Ленинградского и Ярославского, матерясь сквозь сон. Кто-то лежит носом в землю на траве на островке безопасности между вокзалами. Полураздетая бабушка присела и писает прямо перед входом на Казанский. Ну и, конечно, бомжи клянчат милостыню и грозят кулаком всем тем, кто не полез за кошельком. Во мне борются два чувства - брезгливой жалости и страха. Мне жалко этих людей, но я их боюсь, потому что они опасны. Могут заразить серьёзной инфекцией, ударить - если совсем перепьют. Причём поражает вот что: вокруг масса полицейских, но привокзальные бомжи как будто живут с ними в параллельной реальности. Как так?

Три часа - и до свидания!

На территории Казанского вокзала, как мне рассказывают, ежедневно находятся несколько патрулей, кругло­суточно ЧОП «РЖД-Охрана», а также сотрудники полиции и ­ОМОНа. В местном Красносельском отделении полиции тоже с отчётностью в порядке - в сутки по федеральной базе проверяют до 120 человек, вызвавших подозрение. Но почему не получается навести порядок?

«Что мы можем сделать? - вздыхают привокзальные полицейские. - Привести бомжа к нам, выдать ему справку об утрате документов и через три часа отпустить. Законы нужно менять». Что ещё удаётся выяснить? Совсем больных у полицейских перехватывает «скорая помощь» - до 6 человек в день. В приёмник, если сам человек не выразил такого желания, его отправить невозможно. Полицейские на грани срыва - несколько из них в процессе войны с бродягами уже заразились туберкулёзом.

По информации Московского центра дезинфекции, кроме туберкулёза от бездомных можно заразиться и чесоткой, и педикулёзом, и различными формами грибковых заболеваний, не говоря уже о гриппе и простудах. Это при непосредственном контакте. Но подхватить вшей или чесотку можно, даже не подходя к бомжу! Ведь вши, особенно если их много, остаются на сиденьях и скамейках, а чесотку можно «получить», подержавшись за перила.

Столичная милиция перегоняет бомжей поближе к вокзалам - на площадь, подконт­рольную железнодорожной полиции. Та оттуда их гонит к метро, а затем их снова разворачивают к вокзалам. И так без конца.

«Тут вот ещё какое дело, - объясняют стражи закона, - рядом с вокзалом организовали пункт выдачи бесплатного питания для лиц, не имеющих постоянного места житель­ства. Дело важное и нужное, но... Бездомные со всей Моск­вы сюда потянулись, как к кормушке. Поедят, выпьют - и ночуют рядышком, чтобы назавтра снова поесть. В выходные у них трёхразовое питание! Дело благородное, но не совместимое с лакомой для бомжей привокзальной территорией. Они и в фонтане здесь купаются, и испражняются прямо на площадях, и упаковки от еды разбрасывают. Кражи, беспредел!»

Бабушку увезли!

Как разъясняют в пресс-службе Департамента труда и соцзащиты, действительно, за Ярославским вокзалом (Красно­прудная, 3/5) оборудовали пункт срочной социальной помощи. На специально выделенном земельном участ­ке установлены обогреваемое тентовое укрытие, биотуалеты, мусорные контейнеры. Палка о двух концах. Бездомным - реальная помощь, пассажирам трёх вокзалов и окрестным жителям - вред, потому что бесплатное питание манит бомжей со всех концов столицы. Что несколько облегчает ситуацию - рядом с раздачей еды постоянно присутствует бригада «Социального патруля» - мобильной службы помощи бездомным. Но, опять же, без их желания определить их, например, в Центр социальной адаптации невозможно. А бездомные уезжать прочь от этого места не желают, не дураки. И что поделать с этим замкнутым кругом?

«Мы делаем всё, что в наших силах, - комментирует Тимур Соцкий, глава пресс-службы Дирекции железнодорожных вокзалов. - В первую очередь меняем формат вокзального пространства, убирая точки «антисоциального притяжения». Например, на днях на Казанском вокзале с поперечной платформы убрали все кафе типа забегаловок, реформируем зоны торговли, залы ожидания. Повышаем уровень комфорта и услуг, чтобы сама среда не допускала наличия опасных элементов. Мы не имеем возможности не пустить бомжа на вокзал или в зал ожидания, если он купил, например, самый дешёвый пригородный билет за 32 рубля, но мы стараемся трансформировать пространство так, чтобы антисоциальные люди не создавали дискомфорт пассажирам. Современные супермаркеты, сетевые кафе, благоустроенные парковки - на таких территориях бомжи не показываются».

Изменение законов, пере­устройство вокзалов - дело не на один день. Поэтому, если конкретный бомж создаёт вам неудобства, не будьте равнодушными - звоните в «Социальный патруль» по телефонам круглосуточной «горячей линии»: 8 (495) 720-15-08 и 8 (499) 357-01-80. Лично я по­звонила. Через 20 минут писающую бабушку с Казанского вокзала посадили в машину и увезли.

Источник - АИФ

Статья АиФ - кто и как попадает в ночлежки для бездомных

Корреспондент «АиФ в Твери» отправился в гостиницу для бездомных, чтобы услышать истории тех, кто не так давно еще был «на коне», узнать, как они сюда попали и кто помогает их единственному пристанищу.

«Семь утра. Чего так рано? - встречает меня охранник Андрей. - Я даже побриться не успел. Думал, девушка-корреспондент придёт. Проходите, сейчас чайку поставлю».

Почему так рано? Специально, чтобы застать «жильцов» - находиться в гостинице можно только ночью. Порядок строгий: на ночлег пускают с семи до девяти вечера, а в девять утра - с вещами на выход. Располагается ночлежка в здании бывшего медвытрезвителя на проспекте 50 лет Октября в Твери, но дорога пьяным сюда закрыта. Ещё недавно это был заброшенный дом с разбитыми стёклами, свалкой на полу и полным отсутствием коммуникаций. Его в бесплатную аренду благотворительному фонду «Гостиница для бездомных во имя Святого Праведного Иоанна Кронштадтского» предоставила администрация города. Из здания вывезли почти тридцать КамАЗов мусора, сделали косметический ремонт, провели свет и воду. А вот за подведение газа к ночлежке запросили больше миллиона рублей, поэтому помещение топят дровами.


Из здания вывезли почти тридцать КамАЗов мусора, сделали косметический ремонт, провели свет и воду.
Сергей Диваков


Раньше условия были ещё хуже. Больше года бездомные ночевали и отогревались в палатке МЧС, которая располагалась неподалёку от вытрезвителя. Теперь у них есть возможность не просто переночевать, но и помыться, получить чистую одежду. С едой гостинице помогают некоторые предприятия Твери и церковь. Тут принимают в первую очередь продукты длительного хранения: макароны, крупу, тушёнку. Минувшую ночь здесь провели двенадцать человек. Всего в гостинице могут разместить 14 человек, но в ближайшем будущем «номерной фонд» увеличится вдвое.

«У нас теперь и кухня есть, - рассказывает один из постояльцев по имени Артём. - Каждый может приготовить себе еду. Хотите, борщом угощу?»

Артём здесь уже восемь месяцев, по местным меркам - старожил. Приехал в Россию из Армении, работал отделочником. Говорит, документы украли. Мечтает восстановить паспорт, накопить денег и уехать на родину. Там у него осталась семья. Днём Артём, в отличие от других постояльцев, из гостиницы не уходит - помогает восстанавливать здание.
В ночлежке - одни мужчины, и в основном, что называется, трудоспособного возраста. Казалось бы, работай да живи, как все. Но в жизни случается разное. Один из «клиентов» пришёл сюда после тюрьмы, говорит, податься некуда. Работникам гостиницы удалось разыскать его жену и дочь, но те наотрез отказались принимать мужчину обратно. Был здесь даже бывший директор фирмы. Он продал квартиру, вложил все деньги в бизнес, который в итоге прогорел.


Постояльцы рассказывают свою историю падения «на дно» неохотно. Кто-то пытается спрятаться, стесняется.


Сейчас мужчина работает в одном из фермерских хозяйств в Калининском районе. У экс-предпринимателя тоже есть родственники, но он стесняется показываться им на глаза. Ещё один клиент ночлежки стал бездомным после смерти жены. Все деньги семья тратила на лечение супруги, но спасти её не удалось. Позже стало нечем выплачивать взносы по ипотеке, квартиру отобрал банк, и единственное пристанище этого человека теперь здесь.

Постояльцы рассказывают свои истории падения «на дно» неохотно. Кто-то пытается спрятаться, стесняется. Некоторые смотрят безразлично, даже с опаской. Но большинство просто нахваливают борщ и пытаются меня накормить.

Спасение утопающих

Необычную гостиницу в Твери открыл бизнесмен из Брянска. Мужчина помогает в восстановлении церквей по всей России, в родном городе организовал социальную столовую, где бесплатно кормят малоимущих. Почему вместо отеля или хостела, которые приносили бы прибыль, предприниматель решил организовать ночлежку, бездомные не задумываются. Тут тепло, бесплатно кормят, одевают... Что ещё нужно для счастья?

Обратиться за помощью люди без определённого места жительства могут в региональные органы соцзащиты. Здесь им посодействуют в восстановлении документов, помогут разыскать родственников, трудоустроиться. В той же Твери работает «Дом милосердия» (улица Коробкова), где попавшие в беду могут пожить какое-то время. Но желающих воспользоваться такой «господдержкой» немного.

Ведь большинство постояльцев этой гостиницы - «профессиональные» бомжи, которых устраивает такой образ жизни, и менять его они не собираются. Бездомные лучше всех знают, где в городе можно бесплатно пообедать и взять одежду. Поедят, поспят, как люди, и уходят. А организаторы гостиницы тем временем ищут волонтёров для штукатурки стен, охраны здания и другой работы по хозяйству и сетуют, что желающих помогать бездомным нет.

Источник: АиФ