Откуда берутся и куда уходят бездомные люди - ГКУ ЦСА имени Е.П.Глинки

Сегодня мы можем ответить твердо, откуда берутся бездомные: да мы их буквально рожаем. Страну обошла весть о том, что в Екатеринбурге, в шалаше под теплотрассой, женщина выносила беременность, родила (кстати, в роддоме) и до 11 месяцев дорастила ребенка. И никто не поинтересовался, почему нет адреса у младенца...

Пациент скорее жив

В Нижегородской области, к счастью, детей под теплотрассами не находят. Хотя есть и нетипичные примеры. Майор Советской армии, прошедший Афган и Чечню, награжденный орденом Мужества, когда-то приехал в Горький из Белоруссии, женился и осел у нас. Не стоит объяснять, почему, не сломленный войнами, на гражданке он запил, лечился, потом загулял и пропал. Застукали с "другой женщиной", и семья его не простила.

Когда дочери выросли, они нашли отца в лесном скиту. Неузнаваемый смиренный старец-монах под данным ему церковью новым именем, при всех атрибутах - рясе и клобуке (высоком цилиндре), - он нынче замаливает грехи. К нему уже потянулись заблудшие души. Поселенцы без электричества восстанавливают храм, живут в сараюшке, отапливаясь чем придется, ведут довольно большое хозяйство: держат кур, свиней и коров. И это о том, как человек сам вытащил себя из пропасти и помогает другим.

А вот еще история. Николая К. нашли под мостом, где жил он, передвигаясь на коленях обмороженных и ампутированных ног, на подачки, которые носили ему с автостанции. Наша редакция тогда приложила руку к его спасению. Этого парня, у которого в деревне сгорел дом, отправили на лечение в больницу, потом с помощью регионального минсоцполитики определили в интернат для инвалидов. Центру социально-трудовой реабилитации (нижегородской ночлежке) пришлось немало потрудиться, чтобы восстановить ему документы. Оказалось, что наш герой числился умершим, ведь на пепелище его дома нашли обгорелый труп.

Пришлось, как в известном фильме, доказывать в суде его физическое существование. Финал забавный: как только инвалид встал на протезы и начал получать пенсию, сразу нашлась его семья.

Без "помощи" не обошлось

Но не всякий бомж еще захочет менять свою жизнь. Кто-то привык жить в грязи, без забот и потребностей. - Наша мобильная бригада совершает объезды мест, где могут находиться бездомные люди, - рассказывает заведующая отделением нижегородской ночлежки Ольга Ключникова. - Сараи, теплотрассы, свалки. Когда наши санитары постучались в люк, где зимовали бомжи, мужичок, выглянувший оттуда, попросил, чтобы их не беспокоили, и захлопнул крышку. Но есть кто и с искоркой в глазах, с надеждой на изменения. У таких порой начинается "вторая жизнь". Василий С. вышел из мест не столь отдаленных, оказалось, что квартира продана, семья в разводе уехала невесть куда. Подобрали его в плачевном состоянии. Поработали дезинфекторы, врачи, психологи, педагоги, юристы. Нашли работу в системе ЖКХ. Теперь он руководит бригадой, живет в служебном жилье. Не случайно набирает себе рабочих исключительно у нас, ищет среди тех, каким недавно был сам. Откуда выбрасывает людей на задворки наша жизнь? В девяностые это были потерявшие работу люди. До сих пор находятся среди бездомных опустившиеся, пропившие все имущество вместе с квартирой инженеры, художники, наладчики, монтажники, люди, сокращенные с производств, так и не вставшие на биржу труда. Были даже завотделением ветклиники, поэтесса и директор трамплина. Есть оставшиеся без порток после развода. Оправдывать их не приходится, но всем им в какой-то мере "помогли". Конторы по недвижимости, где всегда знают, что продают последнее жилье человека, "черные" риелторы расселяют неадекватного собственника в деревенский дом с проваленной крышей. Хороши и прихожане церкви, подающие милостыню, но не интересующиеся, почему стоит человек на паперти, и железнодорожники, милосердно пускающие в вокзалы и вагоны побираться людей с детьми. А еще те, кто бездумно закрыл лечебно-трудовые профилактории (ЛТП), где некоторых заблудившихся все же приводили в сознание. И врачи-наркологи, дерущие три шкуры за кодирование. У 70 процентов бездомных есть достаточный трудовой стаж для начисления пенсии, но в ПФР их никто не ждет. А соседи? В хрущевке на улице Республиканской в подвале жили бомжи, до тех пор пока не выкурили сами себя, устроив пожар. А что скажете об инициаторах закона об отъеме жилья в счет долгов? Такой правовой документ породит новые армии бездомных…

Мысли у кормушки

"Зачем вы их кормите? Пусть работают!" - возмутился один фотограф, которого пригласили осветить раздачу горячих обедов бомжам в Гордеевке. К "кормушке", которую так называют они сами, бездомные приводят друзей и знакомых, многие из них идут на реабилитацию только для того, чтобы отмыться, поесть, поспать в чистой пижаме в постели, подработать немного, а через положенный им месяц переехать в Казань или во Владимир, где снова можно записаться в такой же центр и отсидеться до весны. За что же любить этих тунеядцев и "лишних людей", от которых так дурно пахнет? И надо ли им помогать? Отец Феофан, с которого мы начали свой рассказ, говорит, что ходить на работу из-под лавки на вокзале или из заброшенного гаража невозможно, а по-разному сломанных судеб столько, сколько несчастных людей. Вот и вопрос, что важнее: помогать тем, кто уже на дне, или попытаться предотвратить процесс разложения? У этой деревянной "медали" есть еще много сторон.

Вера ЧЕБОТАРЕВА. Фото Александра ВОЛОЖАНИНА.

Компетентно

Алексей ПОПОВ, директор Областного центра социально-трудовой реабилитации: - В своей деятельности мы руководствуемся Законом № 442 "Об основах социального обслуживания в Российской Федерации", существует постановление правительства области № 21, которое предусматривает заботу о людях, находящихся в трудной жизненной ситуации. В этом году центру 22 года, и опыт уже наработан. Трудоустраиваем, оформляем пенсию, восстанавливаем СНИЛС, устраиваем в больницу, подыскиваем работу, находим временное жилье, помогаем обратиться в суд. Если за положенный месяц не успеваем, то продлеваем срок пребывания. За год через нас проходит более 1000 бездомных, и поток этот не иссякает. Мужчин больше, женщин втрое-вчетверо меньше. Всего 101 койка, рассчитанная на 30 дней пребывания в ночное время. В минувшем году 162 людям оказана помощь в восстановлении документов, 431 человек устроен на временные работы, 97 - трудоустроены постоянно. Содействие в оформлении пенсии оказано 43 гражданам, еще 12 человек устроены в дома-интернаты. На лечение в медицинские учреждения госпитализированы 75 человек, 248 человек без определенного места жительства получили экстренную, срочную социальную помощь.

Справка "НН"

Бомж, или БОМЖ, - разговорное слово, используемое в обыденной речи, возникшее от аббревиатуры, характерной для официальных документов советской милиции. БОМЖ - лицо без определенного места жительства.

Кстати

Телефон Центра социально-трудовой реабилитации:
241 06 93

Мобильная бригада срочной социальной помощи:
8 910 878 85 05 (3 раза в неделю плановые выезды, а также экстренная помощь).

А как у них?

Неимущим и бездомным в Германии помогают общественно полезные предприятия. Они финансируются из бюджетов федеральных земель, им отправляют свои добровольные пожертвования граждане. Хотя пахнущие отнюдь не амброй бомжи довольно-таки сильно действуют на нервы жителям и гостям германской столицы, народ в целом относится к ним терпимо. Многие даже покупают газеты с говорящими названиями вроде "Подметальщик улиц", которые бомжи разносят в электричках и метро. Газеты - это тоже плод социальных проектов по социальной поддержке и интеграции бездомных. Особенно тяжело берлинским бомжам холодными зимними ночами. Многие крупные предприятия, например АО "Немецкие железные дороги", пользуются правом запрета пребывания бездомных на подведомственных железнодорожникам территориях. Поэтому на берлинских вокзалах бомжей не увидишь. Но государство старается не бросать своих граждан, даже опустившихся до последней степени, на произвол судьбы. В каждой федеральной земле Германии существуют законодательные предписания, в соответствии с которыми осуществляется оказание помощи обездоленным и бездомным. Несколько десятилетий назад в берлинском парламенте обсуждалось предложение "вывести бомжей за черту города", однако оно с треском провалилось. Теперь в Берлине создан своеобразный "ландшафт помощи" - несколько сотен благотворительных, церковных и других организаций и предприятий, которые на одну треть финансируются за счет пожертвований и на две трети из бюджета земли Берлин. Ни одна фирма не получает прибыли, все поступающие средства используются лишь на организацию помощи бездомным и оплату сотрудников.

Оригинальный текст статьи: ссылка.