Следуя закону бумеранга - ГКУ ЦСА имени Е.П.Глинки

Общественный деятель Марина Васильева — о том, почему бездомные нуждаются в нашей помощи

 alt=

Если набрать в поисковике фразу «Сколько в России приютов для бездомных», то он выдаст результаты трех видов: приюты для собак, приюты для кошек, приюты для животных. Приютов для человека, который попал в трудную жизненную ситуацию, которому некуда пойти, не на что поесть, как будто нет. Создается впечатление, что таким людям нет места в жизни благополучных, успешных или хотя бы тех, у кого есть крыша над головой.

Много лет назад я услышала по радио передачу о помощи бездомным. Ведущий рассказывал, что по дороге в студию наблюдал две сцены в подземном переходе метро. В одном месте милостыню просил тот, кого обычно называют бомжом, в другом — женщина с собаками. В первом случае прохожие шарахались в сторону, морщили нос, потому что им был неприятен запах и вид этого человека. Во втором — останавливались, расспрашивали и охотно давали деньги, когда узнавали, что просительница собирает на еду бездомным животным.

Передача затронула важные социальные вопросы: почему бездомным животным мы помогаем охотнее, чем людям? Как можно оказаться на улице и всегда ли человек виноват в этом сам? Надо ли подавать ему деньги («всё равно пропьет») и что можно сделать для реальной помощи бездомному человеку?

Эту передачу я слушала лет 15 назад, вопросы были важные, но ответы на них не найдены до сих пор.

Часто мы стараемся не думать о том, что неприятно, отгородиться от того, чего боимся. Психологи считают такую реакцию защитой на негативную действительность. Не замечая проблем бездомных, мы как будто получаем гарантию, что эти проблемы никогда не коснутся нас — активных, работающих, относительно здоровых, имеющих крышу над головой. Нам кажется, что бомжи — это особый сорт людей, не таких «хороших», как мы сами.

Но, как ни прискорбно это осознавать, на месте бездомного человека может оказаться любой. Можно придумать множество сюжетов, как каждый из нас или лишается жилья, или оказывается без семьи, или теряет память в незнакомом городе, или остается без работы и денег, или сталкивается с пропажей документов, или даже как всё это происходит разом.

Статистика по бездомным неутешительна. С каждым годом всё больше людей активного трудового возраста оказываются на улице. Оказываются по разным причинам: трудовая миграция из бедных регионов, сложность поиска работы, конфликты в семье, военные конфликты, сложность социальной адаптации бывших заключенных. Причем бездомные — это в основном мужчины 35–40 лет. Казалось бы, активный и трудоспособный возраст!

Сколько тех, кто не смог найти себя в этой жизни? По данным экспертов, у нас в стране 250 тыс. бездомных. Больше всего их в Москве — около 15 тыс. человек.

И, несмотря на это, поисковик не выдает «приют для бездомных». Потому что мест, где им оказывают помощь, катастрофически мало.

Государственные приюты для бездомных людей стали активно развиваться с 1995 года. Всего их в стране чуть больше 300, общая вместимость — 8700 мест. В Москве такие приюты могут принять одновременно полторы тысячи человек. А людей, которые нуждаются в этом, в 10 раз больше. Помимо государственных есть и церковные приюты. Они также стали активно развиваться в 1990-е годы, когда проблема бездомных людей приобрела актуальность. Сейчас православных приютов в России чуть больше 90, их общая вместимость — 2500 мест. Реабилитация здесь довольно эффективна, так как, в отличие от государственных, в них нет временных ограничений на пребывание. Человека не выгонят на улицу, чуть обогрев, накормив и оказав первую медицинскую помощь.

Приюты при храмах и монастырях — особенно успешны в деле реабилитации и социализации бездомных. Часто именно из этих приютов обездоленные люди возвращаются к нормальной жизни, находят работу, создают семьи, едут домой к родным и близким.

Проблема бездомных людей — это проблема, которая касается каждого из нас. К сожалению, бедные и больные были всегда, это не примета нашего времени. Всегда, особенно в годы социального неблагополучия, были те, кому требовалась помощь. Может быть, они слабее, чем другие, может, обстоятельства сложились особенно неудачно, а может, они сами виноваты в происходящем… Но имеем ли мы право бросить в них камень? А если бросим — не прилетит ли он обратно, следуя закону бумеранга?

Представьте себе: мужчина живет в глубинке, работы нет, денег нет, но есть семья, которую надо кормить. Он едет в большой город, чтобы найти там работу, попадает к недобросовестному работодателю, который не платит зарплату и отбирает документы. И вот этот человек на улице. Без денег, в чужом городе, без друзей и знакомых. Он не знает, куда ему идти. У него нет телефона, он не умеет пользоваться интернетом. Единственное место, которое ему как-то знакомо в городе, — вокзал, где он оказался, когда приехал в поисках лучшей доли. Туда он и идет.

Человек, оказавшийся в такой ситуации, стремительно опускается на самое дно. Счет идет буквально на дни и недели. И чем больше времени он проведет на улице, тем тяжелее будет его возвращение к нормальной жизни. Да и как оно может произойти без помощи других? Должен быть тот, кто даст еду, кто поможет восстановить документы, кто одолжит ему свой мобильник, чтобы помочь ему связаться с родными.

Мы идем по улице и видим бомжа. От нас никто не требует, чтобы мы ему помогли, мы не обязаны подходить к нему и предлагать помощь, закон не принуждает нас проявлять внимание и любовь к несчастному. Если мы ищем комфортной и относительно спокойной жизни, мы можем спокойно пройти мимо, и нас совершенно не будет касаться дальнейшая судьба этого человека. Но если мы хотим найти Бога, то искать его надо в нуждающихся людях. В этом смысле каждый бездомный, который оказался в поле нашего зрения, — это возможность стать ближе к Богу, стать лучше и сделать что-то стоящее.

Автор — заместитель председателя Синодального отдела по благотворительности, организатор православной службы добровольцев «Милосердие».

Источник: ссылка.